YOSINKAN AIKIDO
+7 (495) 211-30-90
Федерация Айкидо Ёсинкан России официальное представительство Aikido Yoshinkan Foundation (AYF)
О ФЕДЕРАЦИИ ОБ АЙКИДО ОБУЧЕНИЕ РАСПИСАНИЕ ГАЛЕРЕЯ НОВОСТИ МАГАЗИН ССЫЛКИ КОНТАКТЫ

ВЫБОР ШКОЛЫ 
АЙКИДО ДЛЯ ДЕТЕЙ 
АЙКИДО ДЛЯ ВЗРОСЛЫХ 
АЙКИДО ДЛЯ ЖЕНЩИН 
VIP ЗАНЯТИЯ 
КОРПОРАТИВНЫЕ ТР. 
УЧИ-ДЕСИ 
ЭТИКЕТ 
ПРИНЦИПЫ АЙКИДО 
БАЗОВЫЕ ДВИЖЕНИЯ 
БАЗОВЫЕ ТЕХНИКИ 
ПРИКЛАДНЫЕ ТЕХНИКИ 
ЭКЗАМЕНАЦИОННЫЙ ТЕСТ 
АЙКИДО И ЗДОРОВЬЕ 
СОВЕТЫ МАСТЕРА 
ЯПОНИЯ 
СЛОВАРЬ 
ПУБЛИКАЦИИ 
СЕМИНАРЫ 
ВИДЕО УРОКИ 
 ГЛАВНАЯ :: ОБУЧЕНИЕ :: ПУБЛИКАЦИИ :: Воспоминания об О-СЭНСЭЕ

  • Беседы, стихи, каллиграфия основателя айкидо
  • Введение в Айкидо
  • Историческая канва событий
  • Морихэй Уесиба и Годзо Сиода
  • Учитель и ученик
  • Айкидо. Hастоящая победа - победа над самим собой.
  • Воспоминания об О-СЭНСЭЕ
  • История современного АЙКИДО
  • Маленький гигант айкидо
  • Сейго Ямагучи
  • Ученики Уэсибы Морихэя
  • СЛОВО ОПЫТА
  • Интервью с Коичи Иноуэ
  • Сокаку Такэда
  • Под револьверным огнем
  • Путь компромиссов и гармонии
  • Александр Иншаков «Не люблю трюков в жизни»
  • Александр Иншаков. Интервью
  • Айкидо Ёсинкан (Коичи Иноуэ)
  • Джон Стивенс. Сущность айкидо
  • Дух Айкидо. Беседа с Сенсеем Ямагучи.
  • Высшее мастерство: осознание сути айкидо
  • Мицуги Саотоме. Айкидо: передача истины.
  • Мицуги Саотоми. Значение обучения
  • Рольф Бранд. Учитель и ученик
  • Тренировка ментального восприятия и видения.
  • Мицуги Саотомэ. Зеркало духа - додзё Айкидо
  • ИСКУССТВО МИРА. ИЗ БЕСЕД, СТИХОВ, КАЛЛИГРАФИИ МОРИХЭЯ УЭСИБЫ
  • МОРИХЭЙ УЭСИБА. История жизни О-Сэнсея
  • Профессор Морихей Уесиба - О-Сенсей, основатель Айкидо.
  • Мишио Хикитсучи Сэнсэем. Интервью
  • КАДЗУО ЧИБА. Шихан, 8 Дан Айкикай. Интервью с Чиба-сенсеем
  • Жерар Блэз. Интервью
  • Стивен Сигал - Мастер Гармонии
  • РЮ – КОРОЛЬ ДРАКОНОВ
  • Об Айкидо
  • Главы из Aikido Jinsei, автобиографии Годзо Шиоды сэнсэя.

  • ВОСПОМИНАНИЯ ОБ О-СЭНСЭЕ


    Жизнь и тренировки с основателем Айкидо, Морихэем Уэсибой

    МОРИТЭРУ УЭСИБА
    Айкидо Досю
    Токио, Январь 2002


    Морихэй Уэсиба (1883 - 1969), которого люди, практикующие Айкидо, называют О-Сэнсэй, был одним из самых прославленных мастеров боевых искусств мира. Его дар заключался в том, что он соединил эффективные боевые техники с глубокой духовностью. Будучи мастером многих боевых искусств, он выявил в будо (воинском пути) глубокий философский элемент. Он оказал очень большое влияние, как на философов и мыслителей, так и на мастеров боевых искусств.
    О-Сэнсэй много путешествовал по Японии и совершенствовал свое искусство, общаясь с другими мистиками и провидцами, а также успешно преодолевая различные физические испытания. Его репутация как человека будо росла.
    У него появилось большое количество учеников. Многие из них стали его ути дэси (учениками, живущими при мастере). Система ути дэси была обычным японским способом обучения - в некоторой степени похожим на западную модель обучения ученика какому-либо ремеслу. Ученики жили под одной крышей со своим учителем, и, следовательно, оказывались вовлеченными во многие аспекты его повседневной жизни.
    Айкидо - это искусство, которое передается на духовном уровне. И хотя О-Сэнсэй был религиозным человеком (как это будет показано в некоторых историях этой книги), я не хочу сказать, что то, что О-Сэнсэй передал своим ученикам, было религией. Скорее он стремился помочь людям проникнуться глубоким уважением к жизни и «духом исполненной любви защиты всего живого».
    Ути дэси полагалось заботиться о потребностях О-Сэнсэя двадцать четыре часа в сутки. И что бы ему ни понадобилось - попрактиковать техники посреди ночи, поехать в другой город преподавать, радушно встретить гостя или заняться сельским хозяйством - ути дэси должны были быть готовы ему в этом помочь. И таким образом они могли видеть, как принципы Айкидо распространяются на все грани жизни. Для своих учеников О-Сэнсэй был моделью Айкидо.
    Философские трактаты и абстрактные философствования редко вдохновляют людей действовать, однако живые примеры благородства и безупречности могут вселить надежду и побудить к действию. Люди ставят себе целью то, что им кажется возможным и правильным. Если кто-то ведет добродетельную жизнь, то другие могут увидеть, что такая жизнь возможна. Мать Тереза и Ганди являют собой примеры скромной и бескорыстной жизни, а истории Иисуса, Будды и Магомета на протяжении веков помогали людям так строить свои жизни, чтобы они могли понять, как сделать их лучше. В этом смысле О-Сэнсэй также вдохновляет многих людей.
    Многие ученики О-Сэнсэя взяли на себя сложную задачу распространения философии Айкидо. И работая в этом направлении, они познакомили с ней широкую международную общественность. Теперь ученики О-Сэнсэя являются лидерами Айкидо во всем мире. Но они стареют. Их личные воспоминания об О-Сэнсэе передавались их ученикам, чтобы они черпали в них свое вдохновение. В том, что уже стало устной историей, наше представление о видении О-Сэнсэем Айкидо строится на воспоминаниях тех, кто его окружал.
    Уроки О-Сэнсэя не всегда были одинаковыми для всех. Напротив, он строил занятия в соответствии с интересами и возможностями своих учеников. Соответственно его ближайшие ученики, равно как и ученики, тренировавшиеся у него менее регулярно, ушли с разными представлениями об искусстве и разными историями о своем учителе.
    В этой книге я собрала вместе многие из этих историй. Они позволят читателям увидеть, как О-Сэнсэй взаимодействовал с миром, как он вел себя за пределами татами, когда был с друзьями и семьей, каким он был учителем и публичным оратором, как он справлялся с ответственностью, что вызывало у него гнев, и что для него было важно. По мере того как вы будете читать эти многочисленные истории, у вас будет складываться портрет О-Сэнсэя, который даст более реалистическое понимание его видения и его искусства.
    Айкидо - это трансформирующее искусство. Рассмотрение боевых техник Айкидо через более широкую призму жизни О-Сэнсэя раскрывает принципы искусства и то, как они применяются к повседневной жизни. Применение этих принципов как раз и демонстрировал О-Сэнсэй своим ближайшим ученикам.
    Одной из вещей, привлекавших их внимание, было то, что О-Сэнсэй в одно и то же время был как сострадательным и добрым учителем, так и могучим и свирепым воином. Именно это сочетание противоречивых качеств делало О-Сэнсэя притягательной и вдохновляющей личностью.
    Еще одна вещь, которую они осознали, заключалась в том, что усваивать более глубокие уроки Айкидо означает трансформировать себя в личность, обладающую большей и более сильной способностью жить правильно. О-Сэнсэй явил своим ученикам модель личности, прожившей жизнь, исполненную мужества, чуткости и добродетели. И если мы сейчас располагаем такой моделью, то это только благодаря тем историям, которые я здесь собрала.
    Эта книга разделена на четыре главы. Глава под названием «Первые встречи» рассказывает о впечатлениях учеников от первой встречи с О-Сэнсэем. Поскольку О-Сэнсэй никогда не отделял физическую тренировку от тренировки духовной, то глава «Тренировка» сосредотачивает внимание главным образом на уроках, которые ученики получали на татами. Глава «Повседневная жизнь» раскрывает привычки О-Сэнсэя, его симпатии и антипатии, а также подход к повседневной жизни. Последняя глава, «Искусство мира», дает больше представление о духовном видении О-Сэнсэя.
    Я надеюсь, что вам будет также приятно читать эти истории, как мне было приятно их собирать, и я также надеюсь, что те, кто практикуют Айкидо, позволят этим историям повлиять на свои тренировки. Я приглашаю тех, кто располагает историями об О-Сэнсэе, не вошедшими в этот сборник, присылать их мне. Я буду счастлива сделать еще одну подборку.

    Сьюзан Перри
    Клермонт, Калифорния
    Декабрь 2001

    1. ПЕРВЫЕ ВСТРЕЧИ

    Уставший от долгого путешествия и готовящийся к предстоящей трудной работе юноша искал свободное место в переполненном людьми поезде. Устроившись рядом с приземистым стариком, он прислонился к стенке раскачивавшегося из стороны в сторону вагона. «Я вас случайно не знаю?» - спросил старик, сидевший рядом с ним. Вздохнув, молодой человек бросил взгляд на покрытое морщинами лицо своего соседа. «Не думаю». «Все же, я уверен, что знаю вас, - сказал старик. - Как вас зовут?» Молодой человек выпрямился и развернулся к своему попутчику. Свирепо посмотрев на старика, он с гордостью заявил: «Я Кэнсиро Аббэ, чемпион Японии по Дзюдо». В ответ на это старик улыбнулся. «Ну, да. Я знал, что видел вас раньше». «Пожалуйста, вы не могли бы теперь помолчать? - спросил молодой человек, снова устраиваясь на своем месте. - Я еду на соревнования и мне необходимо немного отдохнуть». «Конечно», - сказал старик. Однако он и не думал прекращать разговор. Напротив, он продолжал непрерывно что-то говорить до тех пор, пока Аббэ снова не сел на своем месте и не повернулся лицом к старику. «Помолчи, старик, - сказал он, - мне надо поспать». «Если я всего лишь старик, а ты такой великий чемпион по Дзюдо, то, вероятно, ты сможешь сломать мне палец. Я замолчу, если ты сможешь сломать мне мизинец», - сказал старик. С мыслью о том, что он, наконец, сможет отделаться от назойливого старика, юноша критически осмотрел протянутый ему палец. Уставший и несколько рассерженный, он схватил палец и скрутил его, чтобы сломать. Но сухого хрустящего звука, которого он ожидал, не последовало. Вместо этого он оказался в воздухе, а затем со всего маху грохнулся на пол вагона. Удар был настолько сильный, что вышиб весь воздух у него из легких. Но что было еще хуже, он был полностью обездвижен. Через мгновение старик отпустил его. «Кто вы?» - спросил Аббэ в изумлении. «Я Морихэй Уэсиба, основатель Айкидо», - ответил старик. Аббэ, по-прежнему сидя на полу вагона, поклонился старику и попросил разрешения прийти к нему в додзё тренироваться. Он был принят в ученики и оставался с Уэсибой на протяжении десяти лет.

    Кэнсиро Аббэ

    В первый же момент, когда я встретил О-Сэнсэя, я подумал, что он великий человек. У него был невероятно проницательный взгляд. И в то же время в глубине этого проницательного взгляда проглядывал свет неописуемой доброты и нежности. Мое первое впечатление было, что свет, исходивший из глаз О-Сэнсэя, был одновременно и грозным, и добрым.

    Сэйсэки Абэ

    В 1947 году, два года спустя после окончания Второй Мировой Войны, я учился в старших классах средней школы. Именно в это время моя мама, два моих младших брата и я переехали в Иваму, чтобы жить в крытой соломой однокомнатной хижине, пристроенной к додзё О-Сэнсэя.
    О-Сэнсэй устроил для нас, пяти-шести деревенских мальчишек, ночные занятия. Каждую ночь он проводил для нас кэйко (тренировку). Когда я впервые заглянул в додзё, то увидел людей, которые падали как кошки и делали другие странные вещи. Иногда они, казалось, делали нечто архаическое, что-то вроде древней молитвы. Я не хотел присоединяться к ним. Но О-Сэнсэй пригласил меня, и я подумал, что должен попробовать. Я начал заниматься и со временем привык к кувыркам и движениям. Меня привлекала духовная атмосфера.
    В самом начале это было ужасно, но я привык к этому. Конечно, на наших тренировках мы делали очень простые вещи. Каждый день мы снова и снова делали одно и то же. Я помню, что каждое занятие мы начинали с кокю вадза в положении сидя и заканчивали также кокю вадза.
    После своей капитуляции Япония была полностью разоружена, и под запрет попали все виды боевых искусств. Людей смущало все военное; что бы то ни было, связанное с воинами или обороной, было непопулярным. Лишь немногие люди практиковали боевые искусства. Возможно, что в то время эта маленькая группа детей, тренировавшихся у О-Сэнсэя, была единственной группой Айкидо в Японии - а может быть и во всем мире.
    Додзё О-Сэнсэя был довольно маленьким, и в нем был деревянный пол. Еще там был алтарь. Внутри помещения, в котором находился додзё, была маленькая комната для ожидания - примерно в восемь татами.
    Дом О-Сэнсэя находился примерно в пятистах футах от додзё. Айки Дзиндзя (храм) находился между домом и додзё. Электроснабжение в то время было очень плохим и поэтому электричество часто отключалось. Свет обычно включался минут на пятнадцать, а затем снова становилось темно. И тогда мы сидели и молча ждали в комнате для ожидания. Примечательным было то, что даже в темноте глаза О-Сэнсэя сверкали, подобно глазам кота.

    Кадзуаки Танахаси

    Однажды ко мне пришел приятель и сказал, что в Иваму приехал странный учитель. Мы договорились вместе сходить навестить этого учителя, но мой приятель испугался и не появился. Я пришел посмотреть утреннее занятие. Там были ути дэси. О-Сэнсэю принадлежал участок земли в Иваме, и он построил там дом, храм и додзё. Дом у него был очень маленький.
    Когда я пришел записываться, то сначала пришел к О-Сэнсэю домой. Рядом с домом сидел ученик. Я сказал: «Я пришел записаться в додзё». Он сказал мне, что О-Сэнсэй сейчас в додзё, и занятие уже идет полным ходом. Я отправился в додзё. В то время мне было всего лишь восемнадцать. На мне была футболка и штаны, и я спросил, можно ли мне тренироваться. О-Сэнсэй посмотрел на меня и сказал, что если я собираюсь лишь немного потренироваться, а потом уйти, то это будет обременительно для него и бесполезно для меня. Но если я считаю, что смогу продолжить тренироваться, то мне можно начать. И так я вступил в додзё и начал заниматься. О-Сэнсэй сказал мне, что я должен практиковать с мыслью о служении другим и всему миру.

    Морихиро Сайто

    В начале 50-х годов мой учитель по каратэ рассказал мне о захватывающем случае, который с ним произошел. Он сказал: «Я встретил человека, который был похож на фантом. Я пытался его ударить, но ни разу не смог достать». Этим человеком был О-Сэнсэй.

    Сёдзи Нисио

    2. ТРЕНИРОВКА

    О-Сэнсэй был очень сильным для своих размеров. Однажды он демонстрировал технику на одном из ути дэси, который использовал твердый деревянный меч. И так получилось, что ученик ударил О-Сэнсэя по голове. Раздался громкий звук. Я подумал, что О-Сэнсэй получил серьезную травму, однако он оказался совершенно невредим.

    Сэйсэки Абэ
    Иногда О-Сэнсэй смотрел людям в глаза. Если О-Сэнсэй пристально смотрел на кого-нибудь, то тот просто падал духом. Некоторые люди не хотели, чтобы О-Сэнсэй их вызывал, и поэтому старались держаться вне поля его зрения, другие же садились впереди, надеясь, что их вызовут. Некоторые пытались спрятаться только для того, чтобы все равно быть вызванными.

    Садатэру Арикава

    Описывать О-Сэнсэя сложно по нескольким причинам. Во-первых, потому что на него очень тяжело было смотреть. Он полностью тебя контролировал. Когда он находился в комнате, ты подсознательно знал, что он здесь, и ты все время знал, где именно в комнате он находится. Ты мог смотреть на него, ты мог разговаривать с ним, он же смотрел прямо на тебя. Это могло быть чудесно: иногда я мог посмотреть на него и увидеть милого дедушку. Или это могло быть ужасно: я смотрел на него и видел дракона с глазами, извергающими адское пламя. Я не хотел смотреть. Я никак не мог понять, завесило ли то, что я видел, от настроения О-Сэнсэя или от того, в какой форме был я.

    Терри Добсон

    Я был очень молодым, когда занимался у О-Сэнсэя; между нами было примерно пятьдесят лет разницы, и интересы наши были очень разными. В этом возрасте меня не интересовала философия О-Сэнсэя или Синто. Подобно другим молодым людям, я был заинтересован лишь в том, чтобы стать физически сильным посредством постижения тайн силы, которые, как я считал, хранило в себе Айкидо. Я хотел побеждать сильных людей: кэндоистов, дзюдоистов и так далее.
    Теперь же, когда я сам стал старым, я могу понять, почему О-Сэнсэя интересовали философия и Синто. О-Сэнсэй старался научить нас тому, как посредством Айкидо мы можем избавиться от иллюзий и начать открывать реальность.

    Нобуёси Тамура

    Каждый раз, когда О-Сэнсэй приезжал сюда, он дней по восемь-десять жил в моем доме. Живя здесь, О-Сэнсэй вставал зимой в шесть утра, а летом в пять. Каждое утро он занимался различными эзотерическими практиками. Свои практики он открывал чтением длинной норито (молитвы) под названием Охарай Норито (молитва великого очищения). О-Сэнсэй вставал, совершал мисоги, а затем в начале практики читал Охарай Норито. Мы сидели у него за спиной и повторяли за ним. Я учился и пытался имитировать его дыхание, его фразировку, его способ проецировать свой голос. Это стало моим изучением кокю. После занятий я спрашивал его обо всех ками, имена которых звучали в молитве, и он давал четкие объяснения. Таким был ежедневный порядок в додзё, когда О-Сэнсэй останавливался здесь. О-Сэнсэй подчеркивал, что цель тренировки Айкидо не техническая, а духовная. О-Сэнсэй говорил людям, что они должны связывать дело своей жизни или цель своей жизни со своим Айкидо.

    Сйэсэки Абэ

    У О-Сэнсэя не было определенной модели преподавания на татами. Это было божественным действом. Начиная всегда с суваривадза иккё, дальше он продолжал тренировку в соответствии со своей ки в данный момент.

    Митио Хикицути

    Однажды О-Сэнсэй увидел, как некоторые ученики практиковали старые довоенные формы. Он рассердился и стал отчитывать их, говоря: «Как вы думаете, почему я потратил так много времени, совершенствуя искусство?»

    Ёсимицу Ямада

    О-Сэнсэй любил цветы и сосны. Ути дэси иногда отрабатывали на сосне удары боккэном, и когда О-Сэнсэй слышал это, то приходил в ярость. Он выходил и говорил: «Вы убиваете дерево!»

    В одном старом фильме есть документальные кадры, на которых О-Сэнсэй отрабатывает техники дзё (деревянная палка, используемая в тренировках Айкидо) на дереве, но он обвязывал вокруг дерева защитные доспехи.

    Мицуги Саотомэ

    Когда О-Сэнсэй вел занятие, то не учил чему-то заранее запланированному, он преподавал спонтанно. В додзё было заведено так, что сначала старший ученик бросал младшего направо и налево, а затем младший ученик бросал старшего. Однако О-Сэнсэй менял техники настолько часто, что когда наступала моя очередь бросать, нужно было переходить к новой технике, и меня бросали опять. И так происходило снова и снова.

    Морихиро Сайто

    3. ПОВСЕДНЕВНАЯ ЖИЗНЬ

    В старости О-Сэнсэй просыпался очень рано утром. Сначала он умывался, а затем молился перед камидана (домашний алтарь). Он часто выходил на крышу, чтобы помолиться восходящему солнцу. После этого он заходил в додзё, посмотреть, не появился ли уже кто. Ему не нужно было все время присутствовать на занятии. В зависимости от того, кто был в додзё, он мог остаться на час или только на тридцать минут. После занятия он обычно завтракал - его пища была очень простой. Затем он занимался уборкой и после полудня заглядывал в додзё, и если там кто-нибудь был, то он мог начать тренировку, а мог просто начать говорить о чем-нибудь. Он также читал книги.

    Садатэру Арикава

    О-Сэнсэй был очень добрым дедушкой, который занимался со мной сумо и смотрел телевизор. Мы также ходили с ним в кино. Больше всего О-Сэнсэй любил исторические фильмы.

    Моритэру Уэсиба Досю

    Однажды в Иваме мы с О-Сэнсэем смотрели еженедельную самурайскую телепрограмму. О-Сэнсэй не очень много говорил о технике. Это была типичная самурайская драма, в которой кучу плохих парней порубили в капусту. После этого мы посмотрели вестерн, дублированный на японский язык. Там были герой, злодей и убийца, нанятый злодеем. В самом конце фильма наемный убийца выходит один на один с героем, получает пулю и умирает. О-Сэнсэй был так расстроен. Он сказал: «Вот видишь, в чем проблема с Западом - насилие!»
    Удивленный тем, что О-Сэнсэя расстроила эта единственная смерть, в то время как в самурайском фильме было убито куда больше людей, я спросил: «О-Сэнсэй, вы знаете, сколько людей погибло в получасовом самурайском фильме? Вдвое больше». Но они не считались. В самурайском фильме смерть была безликой; это были персонажи, которых ты не знаешь; они здесь для того, чтобы показать стиль фехтования героя. А в вестерне были выведены персонажи, к которым ты привязывался до того, как их убивали у тебя на глазах. О-Сэнсэй считал это гораздо большим насилием.

    Роберт Фрэгер

    О-Сэнсэй любил бывать в додзё и разговаривать с людьми. Очень многие приходили поговорить с ним. Казалось, к нему всегда приходило множество женщин старшего возраста. Эти женщины не занимались Айкидо, они приходили просто поговорить с ним; некоторые из них жили по соседству. Люди, любившие поговорить о духовных вещах, также заходили пообщаться с ним.

    Садатэру Арикава

    Ученики, жившие вместе с О-Сэнсэем в Иваме, работали на ферме, чтобы прокормиться. О-Сэнсэй был очень энергичным и пользовался более тяжелыми сельскохозяйственными инструментами, сделанными специально для него. Когда О-Сэнсэй нес что-нибудь, то использовал шест, вдвое тяжелее, чем те, что несли ученики.

    Морихиро Сайто

    Однажды О-Сэнсэй сказал мне: «Саотомэ, нужно придвинуть каменную ступеньку немного ближе к дому, а то трудно заходить в дом». Глядя на цельный кусок мрамора шести футов длиной и объемом в один квадратный фут, на который указал мой учитель, я понимал, что он слишком тяжел даже для двух человек. Я сходил в сарай за инструментом и начал сооружать самодельный рычаг, как вдруг услышал сзади голос О-Сэнсэя: «Саотомэ, что ты делаешь?» Он нетерпеливо оттолкнул меня в сторону и схватил один край мраморной глыбы. Тихо крякнув, он приподнял его и передвинул на необходимые шесть дюймов. Затем он подошел к другому краю и, проделав ту же процедуру, завершил работу. Я стоял, уставившись на него с открытым ртом, а он пробормотал с отвращением: «Современные парни такие слабые!» Мне было чуть больше двадцати лет, и мои мышцы были сильными и хорошо развитыми от ежедневных многочасовых тренировок Айкидо. Но я не мог сдвинуть с места мраморную ступеньку, которую семидесятивосьмилетний мастер Айкидо передвинул так легко.

    Мицуги Саотомэ


    У О-Сэнсэя не было других интересов кроме сёдо (каллиграфии), мисоги и Айкидо. Я сопровождал О-Сэнсэя, когда Хикицути Сэнсэй открывал свой додзё в Сингу в 1952 году. Мы оставались там примерно три недели, и в течение этого времени О-Сэнсэй каждый день преподавал с пяти до семи утра. Но после этого до шести вечера не было никаких занятий. Заметив, что между занятиями остается много свободного времени, О-Сэнсэй предложил, чтобы я преподавал каллиграфию местным детишкам. На занятие пришло около тридцати детей. О-Сэнсэй сказал: «Если ты учишь детей, то они должны платить тебе за занятия, а ты должен в обмен научить их какой-нибудь замечательной технике». Я начал занятие, а О-Сэнсэй за всем эти наблюдал. Когда он наблюдал за тем, как мы вместе с детьми пишем кистью, его глаза сделались очень добрыми. Он заинтересовался тем, чем мы занимались, и сказал: «Ну, может быть я тоже немного позанимаюсь с вами».

    Мы вместе с О-Сэнсэем занимались каллиграфией. Каллиграфия О-Сэнсэя уже тогда была удивительной. Он был очень искусным каллиграфом с очень раннего возраста. Когда О-Сэнсэй писал, то вкладывал свою энергию, свою жизненную силу в то, что он писал. И можно сразу же заметить, что хоть тело О-Сэнсэя и исчезло, но его невероятная жизненная сила по-прежнему сохраняется в его каллиграфии. Она так трогает, потому что О-Сэнсэй сознательно вкладывал свою энергию и жизненную силу в свою каллиграфию. Мы можем постигнуть недоступную взору силу ки О-Сэнсэя.
    Каллиграфия обычных людей, как правило, со временем исчезает, но с каллиграфией О-Сэнсэя этого не произойдет. О-Сэнсэй продолжает жить в своих работах, несмотря на то, что тело его исчезло тридцать три года назад. Он продолжает жить, и будет жить и через пятьдесят и через сто лет, потому что в отличие от мастеров каллиграфии, популярных лишь какое-то время, каллиграфия О-Сэнсэя всегда будет обладать очарованием. Вы могли бы написать, что О-Сэнсэй - это его сёдо. Его каллиграфия и его жизнь - это одно и то же. Его жизненная сила - это сёдо. Они едины и неразделимы. Тело О-Сэнсэя стало прахом и воздухом, но его жизнь продолжается в его каллиграфии. И, по сути дела, верные техники Айкидо О-Сэнсэя продолжаются в его каллиграфии. И не просто продолжаются, а будут продолжать развиваться и расцветать всегда.

    Сэйсэки Абэ

    4. ИСКУССТВО МИРА

    Из-за своего военного опыта О-Сэнсэя всегда волновало, как остановить копье. «Остановить копье» - это подлинное значение иероглифа бу.
    О-Сэнсэй всегда говорил о состоянии мира. Он всегда молился, беспокоился и заботился о глобальных вещах. Его заботило, почему в мире так много убийств, преступлений и войн. Двадцать четыре часа в день он расширял свое сознание до размеров мирового сообщества, объединяясь с глобальным социумом.

    Мицуги Саотомэ

    О-Сэнсэй говорил, что Айкидо учит не техникам, а тому, как люди должны прожить свои жизни. В Айкидо на самом деле главное не теория или рационалистическое объяснение. Дух Айкидо заключается в том, чтобы создавать сферу, теплую сферу, теплый круг гармоничного чувства между людьми, чтобы люди могли испытывать друг к другу сердечные чувства.

    Гудзи Мунэтака Куки

    О-Сэнсэй говорил, что Айкидо - это крест в круге. Круг символизирует Вселенную, а крест представляет собой точку в пространстве без времени. Быть здесь и сейчас наиболее важно. Если вы проводите время, беспокоясь о завтра или вчера, то здесь и сейчас будет пустым.

    Мамору Суганума

    Религиозная вера Основателя оказала серьезное влияние на искусство, которое он создал. Он говорил, что изучал технику после молитвы, в состоянии, когда тело и сознание едины. Поэтому этот храм - это не просто обыкновенное религиозное место. Это храм, посвященный богу будо.

    Морихиро Сайто

    Сам О-Сэнсэй говорил, что самая важная вещь - это любовь. Айкидо ставит своей целью достижение гармонии среди людей.

    Нобуёси Тамура

    О-Сэнсэй учил, что любовь создает гармонию, гармония создает счастье, счастье создает сокровище. Дух создания мира во всем мире предшествует вадза. Без этого духа ваше Айкидо не может прогрессировать. Самый важный урок, который я получил непосредственно от О-Сэнсэя, заключался в том, что я должен искренне делать все так, как будто речь идет о жизни и смерти.
    О-Сэнсэй указывал на необходимость смотреть на природу, чтобы понять работу ками. Он говорил, чтобы мы определяли для себя правильный путь, каждый день наблюдая за действиями ками.

    Митио Хикицути

    Основатель довольно часто говорил о треугольнике, круге и квадрате. Он повторял, что техника начинается с треугольника и кругообразно движется к удержанию. Он описывал техники в философских терминах.

    Морихиро Сайто

    У меня есть много каллиграфических работ О-Сэнсэя, так как мы часто вместе практиковали Сёдо, когда он навещал мой додзё в Осаке. Каллиграфический свиток, на котором написано «масакацу агацу кацухаяхи», напоминает мне об очень важном уроке, который преподал мне О-Сэнсэй. Он говорил, что человек должен сначала победить свое собственное я или эго, и что, если он сможет это сделать, то после этого ему незачем будет приходить на занятия. Еще О-Сэнсэй говорил, что человек должен стараться отыскать настоящую правду своей жизни. Затем, если он сможет победить свое я и найти истинную и правильную цель своей жизни, то тогда в его технике проявится скорость, превосходящая скорость света. Истину победы нужно найти внутри себя. После того как ты победишь свое я, твоя техника обретет скорость света.

    Сэйсэки Абэ

    О-Сэнсэй всегда подчеркивал значение ва (гармонии) в айки. Когда я вернулся из Европы, то сказал О-Сэнсэю, что для того, чтобы побеждать в соревнованиях, мне нужно нечто больше, чем айки; мне нужно использовать различные Будзюцу. В ответ на это О-Сэнсэй отчитал меня: «Айки не имеет никакого отношения к победе или поражению. Я огорчен, что ты до сих пор этого не понял».

    Минору Мотидзуки

    О-Сэнсэй часто говорил, что цель Айкидо не в том, чтобы побеждать других людей, и не в том, чтобы нападать на них, а в том, чтобы уметь защищать себя, что дух Айкидо - это всегда дух защиты, а не дух конфликта.

    Гудзи Мунэтака Куки

    ПОИСК

    О ФЕДЕРАЦИИ  ОБ АЙКИДО  ОБУЧЕНИЕ  РАСПИСАНИЕ  ГАЛЕРЕЯ  НОВОСТИ  МАГАЗИН  ССЫЛКИ  КОНТАКТЫ 
    КОНТАКТЫ: 115093, г. Москва ул. Павловская 27/29, ФАЁР
    E-MAIL: yoshinkan@mail.ru    TEL.: +7 (495) 211-30-90